Байки у костра

Анекдоты о рыбалке, приколы, смешные картинки

Модератор: Шаман

Правила форума
Внимание! В сообщениях может встречаться ненормативная лексика! Данный раздел для лиц старше 16 лет.
Аватара пользователя
Слава Шэ
Супермодератор
Супермодератор
 
Сообщения: 2956
Зарегистрирован: 19 ноя 2009, 22:53
Репутация: 528

Re: Байки у костра

Сообщение Слава Шэ » 06 июл 2018, 16:29

Борис,
понятно, что в сети полно таких рассказов :).
Пусть и тут будут :hi: Кристос ведь на авторство не претендует. Сразу сказал, что с просторов интернета основная масса чтива.
Первый - победитель, второй - побежденный. Остальные - ни при чем.

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 06 июл 2018, 16:47

Слава Шэ писал(а):Кристос ведь на авторство не претендует.

Да я даже свои собственноручно написанные байки видел на других ресурсах :lol: Пущай репостят, мне не жалко. Для меня это просто знак, что народу интересно читать мои опусы. :)

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 09 июл 2018, 08:30

О том, как мой папа Гаврил на корнёвку ходил.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Мой отец от рождения назван был Гавриилом. Видимо в честь одноимённого архангела, или ангела . но далее в жизни он по паспорту стал Гаврилом, убрали одну букву, посчитав её не нужной, при оформлении документов.

Таков и я в дальнейшем стал. Гавриловичем вместо Гаврииловича. И фамилия моя сейчас в паспорте пишется без двух точек. Теперь я Королев , а был Королёв. И жена у меня тоже Королева, была Королёва. Ну да бог с ними , писарями убогими , пусть будет Гаврил, всё одно- человек. Так вот , этот человек по имени Гаврил, с напарником Мишей отправились на поиски корня женьшень. Пошли они от с.Новопокровки в верховья реки Динцуха. Есть такая река, которая впадает в реку Найцуха ( Наумовка). А Наумовка в своих низовьях огибает Новопокровку с южной стороны и ниже села впадает в реку Большая Уссури.

В общем , шли они по болотам , по жаре целый день. Вечером, перейдя вброд через Динцуху , встали на ночлег в знакомом им барачке. Благополучно переночевав (тигр и медведь не беспокоил), отправились они далее на сопку Миллионку. Есть такая сопка, она по карте сейчас так и называется – Миллионная. Я спрашивал, как-то Гаврила: - «Почему сопка Милионкой называется?». Он мне ответил, что на ней очень много корня женьшеня было выкопано китайцами, а затем и русскими корневщиками, которые так её , эту сопку и прозвали Миллионкой.

Ходили они долго, неделю погода позволяла. Ночевали возле костра. Тогда ещё никто о полиэтиленовой плёнке не слышал , и если вдруг корневщик попадал в дожди, то крышу делали из коры кедры или бархата амурского, которую снимали по окружности ствола, и распрямив как фанерный лист, делали подобие не большого навеса, где и сидели, глядя на шипящий костёр и струи дождя. А так как радио тоже отсутствовало, то и слушали только друг друга о былом, о доме, о корне, который когда-то находили, дружно почёсываясь и хлопая докучливых комаров и мошек. В общем, за неделю поиска нашёл Гаврил один небольшой корень трёхлистовый, и всё. Хотя лободёрины, по его словам, попадали чуть не на каждой третьей кедре. Лободёрина (лопото) - когда корневщик, нашедший корень, или несколько корней выкапывает их и на ближайшей кедре снимает кусок коры , в виде прямоугольника, делает с неё коробочку (конверт ) и слаживает туда корешки, предварительно завернув в мох. Эти лопоты на кедре сохраняются больше сотни лет. Хороший корневщик определит : китаец, ли в прошлом веке, русский ли снимал кору.

Дело в том, что китайцы кору снимали не квадратом, а подрубив только снизу, рвали кору и она , оторвавшись лоскутом оставляла след на кедре в виде треугольного клина. Этот клин постепенно утолщался по краям с увеличением возраста дерева, но след китайского топора внизу виден и через сотню лет.

В приморской тайге даже среди бела дня ощущаешь себя в сумерках , и так как это начало августа, то духота, благодаря влажному воздуху, царит неимоверная. Корневщик через три дня начинает вонять от пота как дикий кобан. Кабан кстати , почему-то воняет мочёй, и очень сильно воняет. И все сторонние запахи, гниющих листьев, просто листьев и цветов, перебивается этим запахом, и ты идя по душной тайге мокрый от пота ощущаешь только себя и того муравья, который свалился тебе за шиворот(падла), и грызёт тебя, бегая по телу, и подбавляя в этот укус муравьиной кислоты.

От этих укусов жжение неимоверное. За время корнёвки встретили они только одного человека, тоже корневщика . знакомым оказался. Это был кореец, который работал на совхозной пасеке помошником пчеловода. О нём я ниже доскажу. В общем нет фарта у Гаврила и Миши. А тут ещё дятел чёрный прилетел и стал «пить просить». Почуял Гаврил, что дело плохо. Погода испортится, и надо сваливать с сопок домой, потому, что примета верная.
Дятел чёрный – желна называется. Величиной он с крупную ворону. Такой же чёрный , как смоль, а хохол у него красный. В спокойном состоянии у дятла он прижат к затылку. Но если дятел волнуется, то ярко красный хохол на голове птицы распрямляется и выглядит очень эффектно. Просто так этого дятла в тайге встретить невозможно. Где и как он живёт не понять. Но этот дятел обязательно появится возле людей, и бегая по стволам деревьев, кричит : --пи-и-и-и-и, пи-и-и», то жди дождей. Это его предупреждение охотники и корневщики всегда принимали всерьёз. И не бывает так, чтобы дятел ошибся. Это примета называется – "дятел пить просит".

Гаврил и Миша решили утром идти домой. Ночью пошёл сильный дождь, и собравшись наскоряк, корневщики ломанулись в сторону уже знакомого нам барака. Закрывшие весь небосвод чёрные тучи, и льющий беспрерывно дождь, заставляли поторопиться. В тайге, во время дождя это уже не сумерки, а полумрак. Когда торопишься в таких условиях. То нужно идти, не наступая на мелкие валёжины, которые скользкие от воды, а то поскользнувшись можно запросто одеться на какой-нибудь еловый сук ( и такие случаи бывали, смертельные).

Добежав до барака, Гаврил и Миша обнаружили, что река Динцуха вздулась, и где они её переходили по колено, к речке даже к берегу не подойдёшь, и барак подтоплен. Переправиться невозможно. Делать нечего, надо ждать, когда вода спадёт. В общем ждали они целый месяц, А продукты у них закончились за два дня до того как они до барака дошли.

Сыпучий дождь не прекращался. Спали в бараке, а под нарами в 10 см от тела плескалась вода. Ели орехи воловские ( маньчжурский ), к тому времени они уже посыпались. И вставая утром, наши корневщеки шли по пояс в воде в сторону возвышенности на сухое и собирали орехи, возвращались к бараку, жгли костёр на листе железа, который лежал на пне и не касался воды. Ложили орехи к костру, и когда они лопались, ковыряли сердцевину и ели.

И это продолжалось месяц. Наконец дождь прекратился, вода упала, и они переправившись пошли в сторону с. Новопокровки, но по пути завернули на пасеку ( ту самую, где работал помощником кореец, которого они в лесу встречали ). Пчеловод угостил их брагой и спросил :
- Встречали ли они его помощника , а то ушёл 1,5 месяца назад, взял с собой 10 кг пшена и до се его нет.
Гаврил ему:
- Да встречали.
Чем и успокоили пчеловода. Да и это происходило тогда, когда казалось, что корень женьшень должен был за каждой пятой кедрой находиться. А что же наш кореец?! Кореец появился на пасеке только через три года. На вопрос пчеловода:
- Где же ты пропадал 3 года?
Коротко ему ответил, что на корнёвке ему повезло. Накопал он корней и решил к родственникам в гости сходить за границу, и там его продать. Но его встретили суровые Советские пограничники, спросили пропуск, на что он знаками показал, что по-русски не понимает. После чего его закрыли во Владивостоке в тюрьме, где он все эти три года изучал русский язык.

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 10 июл 2018, 08:17

Беспечность и забывчивость.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Этот случай произошёл у нас в районе.
Привезли в больницу мужика , всего ободранного , и в полубезсознательном состоянии. Как оказалось, он в лесу встретился с медведем. Замечу, что у нас в любом посёлке есть пострадавшие , от недружелюбных действий Михуила. У нас его (медведя) так иногда кличут . То без пальца человек, или 5 см кости в плече не хватает, безглазые, безносые, с зашитыми задницами (грубой ниткой), а также расчёсанные.
Скажу вам так , если медведь хоть раз в жизни расчешет , то эта причёска будет заметна на всю оставшуюся жизнь. Так как когтистая и сильная лапа парикмахера Михуила оставляет глубокие следы-полосы на черепе человека. После этой процедуры, человек немного похож на бурундука. Также в полосочку , и по-вдоль.
Так вот этот мужик пострадавший, придя в себя в больнице , и немного оправившись от былого, весь перебинтованый… Очень досадовал , что забыл он про ножик перочинный. А дело было так. Этот мужик, идя по лесу , и поглядывая по сторонам (вдруг где гриб попадет) встал на большую валёжину (упавшее дерево) ,да и шагнул вниз прямо на медведя, который мирно лежал в полудрёме, не чувствуя никакого подвоха. Видимо не слышал человека из-за шумевших листьев деревьев , и крутящихся вокруг его вонючей морды, больших зелёных мух. Медведь от неожиданности вскочил, рявкнул, и конечно побежал.. Да вот только мужик падая в ужасе ничего не понимая , так в медведя вцепился мёртвой хваткой, что какое-то расстояние , медведь ревя от страха, чувствуя на себе седока, всё ускорялся в своём беге.
Мужик-же впал в полный ступор. И нёсся на медведе, обхлёстываемый всевозможными ветвями кустарников. С перекошенным белым немигающим лицом.
Наверное проехал он все таки не так далеко. Попалось на пути наклоненное не толстое дерево, о которое он ударился лицом, и свалился с мохнатого. Так его и нашли подоспевшие на шум , грибники. Лежавшего на спине , с широко раскрытыми от ужаса глазами, а в руках у него было по большому куску медвежьей шерсти. Мужик уже в больнице , придя в себя от нервного срыва , весь перебинтованный , со сломанным носом. Говорил соседям по палате, что если бы он не забыл , про ножик перочинный в кармане, то наверняка ободрал бы Михуила (снял с него шкуру) прямо на ходу.
Вот не повезло мужику про ножичек забыл! Да ещё и без шкуры остался.


Что мы знаем о солонцах?
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Солонец на языке охотников, это заранее посоленное место в тайге. Где охотник в дальнейшем подстерегает , охотится на оленей. Известно то что олени не могут обходится без соли. Соль для них большое лакомство, Ну а охотники пользуются этой слабой стороной парнокопытных. (есть ещё природные минеральные источники ( солонцы) Солонец можно сделать в любом месте где есть следы, козликов, изюбров. Но каждый охотник место для солонца выбирает сам, и чтоб про это никто не узнал. Выглядит всё так; тащишь соль в тайгу, засыпаешь в пень или в землю. Готово; через 3 недели , на соль начинают ходить изюбры, поедать соль. Самое время сделать си;дало (лабаз) который должен быть , на дереве не ниже 15 метров. Забиваем железные штыри в дерево карабкаемся по ним, делаем из досок насест , чтоб удобно было сидеть,и поджидать жертву.
Для охоты нужна хорошая погода. Солнечный жаркий день. В плохую погоду лучше не сидеть ,и не тратить попусту время. Садится надо когда Солнце идёт на закат, вечером. Забравшись на дерево ,и устроившись поудобней . надо отработать все свои движения заранее. Где положить запасные патроны, как взять фонарик и ружьё чтоб не спугнуть зверя шорохом в неподходящий момент. Сидишь .ждешь наблюдая закат Солнца, и сопку напротив, .Конечно –же она в своей весенней зелени выглядит красочно, Рядом большой цветущий клен. Негромко гудят насекомые, собирая нектар, с цветущих растений, щебечут птички. Весь в ожидании. Хорошо если изюбр придёт по светлому, и мушку (прицел) будет видно. Тогда можно стрелять с двух рук. Как обычно принято стрелять. Немного сложнее когда зверь приходит ночью. Надо будет стрелять держа ружье одной рукой. Наступает ночь птицы замолкают, устанавливается полная тишина. Сидеть желательно неподвижно, (курить,и кашлять категорически запрещено). Начинают докучать мошки, лезут в глаза, уши , нос ,кровожадно кусают, отрывая от лица маленькие кусочки плоти. Ух, ссукии. Лицо постепенно опухает от укусов. Залазят даже в сапоги ,и там грызут. Ух ссукии. Уж два часа темноты полной, и вдруг вдалеке, на сопке слышен громкий треск, сломавшейся палки.(явно под чьим-то копытом). Немного погодя ещё треск ,но ближе. Похоже что изюбр идет на солонец. Вот уж совсем рядом затрещало , слышно как между кустарников протискивается грузное тело парнокопытного. Остонавливается совсем рядом от соли, и затихает. Только слышно иногда, как хлопают его большие уши, которыми он отгоняет мошку , от своей морды-лица. Стоит. Выжидает, прислушивается ,всё ли спокойно на его взгляд. Сидишь, не отмахиваясь от мошки; ух ссукии! Плавным движением берёшь правой рукой ружьё, прилаживаешь к плечу, левой фонарик. Боевая готовность номер один. (стрельба без предупреждения) Изюбр постояв, смело выходит на солонец, и чвякая копытами по грязи нагибает голову , взахлеб начинает сосать грязную жижу. Потом и вовсе опускается на передние ноги (колени) .засовывает голову под корни пня, жадно лижет глину.. Совсем забылся . Самое время стрелять, а как стрелять если тебя от охотничьего азарта трясёт, и сердце стучит в груди так, что из горла выбивается воздух со свистом. (даже на бабе такого не бывает). Хоть расстояние и небольшое ,но промазать в таком состоянии вполне реально. Включаем фонарь держа его левой рукой, и направляя луч света сверху вдоль ствола. Изюбр на свет никак не реагирует, вроде и нет яркого света. Но если он услышит шорох или скрип то моментально исчезнет в ночи. Вот он освещён полностью на хорошем прицеле, его глаза в сете фонаря отражаются ярко зелёным , изумрудным цветом, и от этого кажутся невероятно большими. Нажимаем на спуск ,оглушающий выстрел, сноп искр из ствола. Эхо выстрела пошло гулять по ночным распадкам тайги. Самое время прислушаться; вот слышно как бьётся в смертельной агонии животное ,отпрыгнув совсем недалеко. Самое время спуститься с дерева. Ночью при свете фонаря, ярко зелёные листья кустарников, обрызганы ярко красной кровью, это след, по нему и находим убиенное животное. Надо развести дымокур, заняться разделкой мясопродукта.
Солонцы периодически подсаливают, чтоб звери ходили исправно. Изюбры и козы любят похавать и мочу человека, это я неоднократно наблюдал. Стоит зимой поссать в снег, утром , а вечером возвращаясь по тропе видишь, что изюбр или коза выйдя на это место, с жадностью слопали весь жёлтенький снег. Да, и старые люди мне говорили , что в их молодости, при большом дефиците соли, солонцы солили мочой. Для этого надо было нассать полное ведро(ни в коем случае туда не срать). Затем вынести на мороз ,и как замерзнет, немного нагрев вытряхнуть этот ледянец. Затем его тащили по морозам в лес ,и оставляли на солонце. И обязательно по морозам иначе ледянец будет подтаивать, и спина неприятно мокреть,
У торопливо идущего и несущего этот груз.


Расскажу о борьбе с мышами и о своих впечатлениях, об их безнравственном поведении по отношению к охотникам.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Случаются годы когда в тайге , бывает очень много мышей, просто нашествие, и придя зимой в зимовьё, затопив печь буржуйку, начинаешь замечать мышей. Которые шеборшат под ногами. Стоит только прилечь на нары, ощущая тепло идущее от печки. Это момент усталости и дрёмы. Начинается гуляние мышей по телу. Эта маленькая внешне симпотичная тварь, может неожиданно укусить за палец, но этот укус не будет до крови. Внезапно пробежаться ничего не стесняясь по лицу, причем крошечные лапки у них почем у то постояно очень холодные,даже ледяные. Естественно от такой беспардонности с их стороны, подскакиваешь чертыхаясь, матеря мышей и начинаешь придумывать, как избавиться от этих беспокойных, и вредных соседей, или хотя бы, о сокращении их численности. Мыши беспокойные твари, всю ночь они будут заняты поисками еды, а также способами до неё добраться. Подвешенные пакеты с крупой у потолка, запах со стола, всё это их интересует. Ну и естественно, что писают, а также и какают, там же где и облизывают понравившиеся им чашки, и сковородки. Причем выглядит в этот момент это мелкое животное, очень мило и симпатично. Но для любого охотника конечно же не жалко для этих существ, корянки хлеба лишь бы они не докучали.
Основная мышиная опасность заключается в том, что грызун несет в себе смертельную болезнь. Пописает на хлеб или сало. А охотник не заметив подвоха съест этот кусочек с "приправой". И в течении суток может умереть, по причине отказа почек (мучительная смерть). Случаи вполне достоверные происходили и не один раз. По причине всех этих безобразий, всегда будучи в лесу, стараешься накрывать еду, суп сковородкой, сковородку чем-то ещё. Кружки переворачиваешь и так далее. Но придя вечером на барак и зажгя свечку, видишь, что стол опять захезан, явно свежими мышиными какашками, похожими на гранулированый чай. Вот такие это твари.

В 1986 году, я и мой отец, охотились в урочище Скалистом, а жили мы в солдатской палатке зимой. Хотя это жильё и не было бревенчатым, но благодаря обилию сухих дров, а также большому снегу засыпавшему нашу палатку наполовину, жить-ночевать можно было при тридцатиградусных морозах..
Вот придя на палатку с целью охоты на соболей, мы обнаружили, что палатка уже обжита, множеством мышей. И только благодаря отцу, который взялся за изготовление хлопушки и сделал её, мы и спаслись от этого нашествия. Хлопушка эта была сделана из двух тяжёлых поленьев. Не буду описывать этот несложный механизм, а скажу лишь то, что работала она исправно. На сторожек в качестве приманки мы привязали крошечный кусочек сала обожжённый в печи (шкварку). За первую ночь мною было выброшено в печь 26 трупиков этих животных. Так как их плющило сверху тяжёлым поленом, то выглядела убиеная мышь шерстяным оладушком, то есть небольшим блином. Последующие дни добывалось 5-6 мышей, многие из которых были бесхвостые. Они приходили с морозной тайги, в поисках тепла и пищи. Шли явно на запах, проникали через дверную щель и к салу. А тут бац и превращались в шерстяной блинчик.
Некоторая мышиная барачная возня, мне до сих пор не понятна. Хотя среди мышиного семейства, возможно, какой-то смысл в этой возне есть. Вот пример такой возни. Любят мыши ночами окурки таскать, причём не куда ни будь, а в сковородку. Утром проснувшись, обнаруживаешь пол сковородки окурков. На следующий день может повториться то же самое, если бычки в печку не выкинуть. Один охотник как-то мне жалился , что он зимой в зимовьюшке, будучи один длительное время, вдруг пришёл к выводу, что ему на промысле, нужна помощь врача-психиатра. Но психиатра он так и не дозвался, а причину своего помешательства выявил сам.
Обнаружил он в сковородке утром бычки-окурки, и не мог вспомнить, когда и зачем он их туда положил. На следующее утро всё повторилось и он начал нервничать. Подумал что это происходит у него на почве одиночества. Когда всё повторилось в третий раз, то охотник от такого нервного срыва решил ночь не спать, и проследить за собой. Ночью он и увидел, при свече что мыши дружно, небольшим коллективом, таскали бычки от печки на стол и в сковородку. Весь этот снующий коллектив, явно был заражен трудовым энтузиазмом.
А вот у нас на палатке, мало того, что в сковородку бычки таскали. Так ещё был жир у нас в пакете плотно завязанный. Эти твари прогрызли дырку небольшую и вытаскали оттуда жир, грамм 300, а в освободившееся пространство натаскали мелких щепочек, и плотно натолкали. Так плотно, что я с трудом их выковырял.
Ещё мыши любят по ночам делать педикюр. Пока усталый охотник спит крепким сном, протянув свои когтистые (ногтистые) ноги, к печке и ощущая ими блаженное тепло (возможно даже видит сон). Мышь в это время взбирается к нему на ногу и удобно устроившись, начинает грызть его ногти. Происходит это столь аккуратно, что спящий ничего не чувствует, а мышь никогда не переступит грань дозволености, сгрызет ноготь, сколь по её понятию, можно. Но никогда до крови не укусит.
У меня тоже такое было. Просыпаюсь с мыслями, что дров надо в печь подбросить. Слышу частое, негромкое "шик-шик-шик". Прислушался, сосредоточился и чувствую, что на большом пальце мышь. Занята тем, что активно точит мой ноготь. Я её конечно стряхнул, присмотрелся и увидел, что все ногти на моей правой ноге сточены до нельзя, а я ведь даже ничего не чувствовал.
Батя мне в палатке расказывал некоторые эпизоды из своей промысловой жизни. Однажды на таборе летом, он обнаружил в пятилитровой банке с подсолнечным маслом, утонувшее мышиное семейство, в количестве 6-ти штук. Выловив мышей и утаив сей факт от напарников (занимались заготовкой ягоды) батя жарил на этом масле оладьи (ландорики) и напарники так ничего, и не заподозрили. А ещё однажды он ночевал по охоте, у одного пожилого охотника. Вечером разогрев суп с мясом они стали его есть. Едят с аппетитом, как принято в тайге, вот дед долго жевал кусок мяса, не мог его прожевать , потом вынул его изо рта и с постным выражением лица сказал:
- Опять мышь в кастрюле утопла.
После чего выкинул её печь.

Закончив охоту мы покинули палатку надолго. Лишь только весной, в начале апреля отец пошёл на палатку один и с его слов придя на палатку, затопив печь, поставив чайник, он начал прибираться на столе загаженном мышами, и увидел, что чашка стоявшая на столе почти до краев наполнена мышиными какашками. Он даже подумал сначала, что это чай, и хотел заварить. Но вдруг вспомнил что когда мы уходили то чая у нас вовсе не было. Вот вопрос: зачем мышам было ходить в эту чашку гадить?! Ведь стояла просто чистая чашка, а они её полную наделали. В заключении могу сказать что о всех мышиных проделках можно ещё много рассказать (например, как в зимовье, напившись браги стреляли мышей, за то, что они второй кубик с брагой прогрызли или как пацанёнком лет четырёх, я с обычным складешком охотился на мышь). Но хватит и этого!


Порыбачили.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Однажды понадобилось мне по делам смотаться в областной центр. Часов в 5 утра пришел на остановку, мимо которой проходят и местные, и междугородные автобусы. Следом подтянулись два моих соседа в полной рыболовной амуниции - телогрейки, ватные штаны, бахилы из комплекта ОЗК, железные ящики и т.п.
- Ну что, сосед, пока автобус не приехал, давай по маленькой за удачу!
Я подумал, а почему бы и нет, поездка личная, трезвость демонстрировать ни перед кем не нужно будет, а в дороге веселее. Разложили на ящике сало, лук. Когда подъехал мой автобус, бутылка уже покоилась в сугробе. Мужики остались ждать своего автобуса.

Возвращаюсь под вечер, уже темнеть стало. Выхожу на остановке и вижу своих рыбаков.
- Ну, как рыбалка?
- Какая рыбалка? Ты уехал, мы еще одну опрокинули, потом Петро в магазин бегал, еще две принес. Потом не помню. Проснулся, а Петро менты вяжут. Он прямо на остановке стал лунку долбить. Уже асфальт топором рубил. Пока с ментами разобрались, и ты подкатил. Так что, тащи ящики, а я, так и быть, Петро на горб взвалю.


Вспомнилось. У нас раньше выезды на зимнюю рыбалку проводились организованно, через профком автобус заказывали. Так один персонаж каждый раз с мужиками выезжал, а к моменту, когда доезжали до места, он уже обычно никакой был. Так и оставался спать в автобусе, мужики ему маленько рыбы отсыпали, чтоб перед женой было чем отмазаться... Такая вот мужская солидарность.
Последний раз редактировалось Кристос 10 июл 2018, 08:35, всего редактировалось 1 раз.

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 13 июл 2018, 14:45

Немножко баек в тяжкий день. Первая - баянистая. )

Охота с капитанского мостика.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Очеpедная военно-моpская байка, рассказанная мне на очеpедной гyлянке. Слyжил в кpаях далёких, на подводной лодке командиp, котоpый очень любил пострелять. Даже в дальние походы с собой винтовку брал. Hy, мало ли, y беpега всплывyт, так какyю дичь заметит с капитанского мостика, так всё пpистpелить ноpовит. Видать, папа y него был сибиpский охотник, белке в глаз бил без пpомаха. Hадо сказать, что капитан этот стpелял тоже неплохо. Так вот, всплыли они как-то y скалистого pодного беpега, не знаю yж по какой пpичине, только заметил вдpyг капитан со своего мостика, что на yтёсе олень стоит, да так кpасиво, гоpдый такой, одинокий, на фоне хмypого севеpного неба. Пpинесли кэпy винтовкy, он тщательно пpицелился, все свободные от вахты сбежались посмотpеть на это пpедставление, ставки делать стали, попадёт или нет...Раздаётся выстpел, олень как подкошенный падает с обpыва в водy, за ним следом летят наpты с чyкчей... Коpоткая немая сцена... Сpочное погpyжение!!!!!!!


БАЙКА, РАССКАЗАННАЯ ПОЖИЛЫМ ЕГЕРЕМ.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Вот у меня жена почтальоншей работает. Почту по деревням разносит она, да… Не упомнить мне точно и в каком годку это приключилось-то? При Усатом что ли, или при Бровастом? Ну да хрен с ними обоими, да… (Последовала длинная, но точная пауза, выдававшая в егере опытного рассказчика). Вот и говорит мне супружница, что в перелеске между Сосновкой и Дубровкой который раз встречает кабанищу ростом "что твоя двухлетняя телка", а клыки "как у саблезубой тигры".
Взяло тут меня любопытство посмотреть на зверюгу собственноручно. Три разА наведывался в этот перелесок - ни то что кабана, даже зайца не увидел. Подступился к благоверной и так её, и этак… хм… допытывался (способен был тогда ещё), но та клянётся-божится, что секачина, как по часам, встречает её возле дороги и "…бояться не боится, даже не опасается вовсе".
Озадачился я, как, думаю, животное приручить? Тут меня и осенило! Говорю жене в одночасье: "Дай-ка я заместо тебя похожу с почтой в Дубровку, авось наткнусь на кабанчика".
Сказано - сделано: оделся я навроде почтальона, сумарь с газетами "Правда" - наперевес, и в путь. День хожу, два, три уже почти что, а кабАнами и не пахнет. Но я упорный тоже. Платок бабский на голову напялил, иду через заветный перелесок, глядь, а из куста [вырезано. автоцензор] торчит и штопорным хвостом крутит. Ну, думаю, началось… Прошел в этот раз смирно, не время себя обнаруживать. Да-а… Стал я по временно привыкать зверя к себе. Сначала, две недели подряд, от платка этого цветастого его отучал. Еще три недели нужно мне было, чтобы на два метра к нему приблизиться. Апосля стал животину слегка прикармливать: ну, там, хлебушка, морквы немножко, сахарку…
Шпроты, собака, очень уважал, латвийские. Через эти шпроты и стал даваться, чтоб почесывал я его. Сначала за ушкОм, потом за холку. Два месяца я от рыла до очка перебирался! Да…, было время, при Хруще что ли? Щас, дай бог памяти, и не вспомнить. Вот, через упорство и настойчивость свою, стал я сначала мизинец, а потом и средний пальчик секачине в кИшку кажный день на два миллиметра глубже просовывать. Сначала ёжился он, а потом ничего, привык, даже похрюкивать стал, мерзавец… Не знал, видно, к чему я дело веду. А дело к тому шло, что как то раз пальчик я свой крючком изогнул и как шелкового секачину через лесок, Сосновку, домой, в сарайку, и свёл.
"Вот, а вы тут всякую ерунду разговариваете" - назидательно промолвил дедок и растворился в толпе лайчатников, как будто его и не было.



От Владимира Тихомирова.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Особенно интенсивно получается охотиться с подсадной уткой в середине весны, когда утки на яйцах, а спрос на них со стороны селезней велик. Как-то раз в Тверской возвращаюсь с охоты на глухарей. Решил по пути поохотиться на селезней. Времени выбирать место особенно не было, уже светало. Я на скорую руку соорудил елочную маскировку и высадил утку на полуметровой глубине, привязав по-простому – веревкой к кирпичу вместо якоря. Не успел я осмотреться, уже ухажер подплывает. Совсем близко от меня. Естественно, хватаю ружье, стреляю! Теперь надо бы селезня достать… Натянул болотные сапоги, пошел к нему, но метров 10 дойти не могу - крутой берег. Вернулся - была не была, разделся, сплавал за ним. Только начал напяливать одежду на мокрое тело, глядь, а к утке опять подплыл очередной! Я еще раз сплавал, одевался уже, теряя сознание от холода. Апрель, все-таки. И тут, вы не поверите, появился третий. Я опять за ним: подобрал и утащил скорее утку за веревочку. Кое - как добежал до деревни и там уже народными средствами спасся.

Лет 20 назад в средней полосе России было полно тетеревов. Во второй половине апреля все просто гудело от токующих птиц. Ток средней величины легко нашелся: на вспаханном под зиму поле было штук 20 особей. А пересекала его деревенская дорожка. Единственная возможность сделать шалаш, из которого спокойно можно охотиться - высокорослые сорняки по обочине этой дороги. Шалаш получился в виде невысокого длинного гробика. Начинать хорошо с самого вечера, я утеплился и забрался в гробик. Первый из прилетевших петухов сел не в поле, а позади меня, в колею, в двух метрах от моего укрытия. До рассвета чуфыкал. Я думал, как бы мне повернуться, наконец - он слишком близко и шалаш узкий. Развернул ружье стволом в сторону ног, на спусковом крючке большой палец, на прицельную планку смотрел сверху. Долго собирался выстрелить, оказалось, подстрелил не только петуха, но и каблук на сапоге отстрелил.

А однажды в сибирских горах охотились с лайками на пушного зверя. Снега много, еле идем. И вот моя собака Алтай куда-то рванула и скрылась из поля зрения. Пошел по ее следам, вдруг вижу его хвостик на склоне, за упавшей елкой, интенсивно работает. Приближаюсь к елке с противоположной стороны от собаки. Из-под дерева пулей вылетает заяц и как снаряд летит мне прямо в колени. Я опрокидываюсь на спину, он проскакал по мне, последний прыжок с моего лба уже сделал и благополучно скрылся.

_Сан_Саныч_
Одноклубник
Одноклубник
 
Сообщения: 18
Зарегистрирован: 14 апр 2018, 21:22
Откуда: Иркутская область, Качугский район, с. Верхоленск
Репутация: 1

Re: Байки у костра

Сообщение _Сан_Саныч_ » 14 июл 2018, 01:45

Рассказ от отца, любителя приколов:-) ! Работал он на заводе Стройдеталь, в Иркутске, ну и частенько с мужиками ездили рыбачить с ночёвкой. Одного из напарников звали *Кум*, почему не знаю. Ну как всегда, с собой продукты и горячительные напитки, помимо рыбатских снастей. Перед отправкой на рыбалку, значит, залазит отец к Куму в рюкзак, достаёт от туда колбасу и кладет куски арматуры, килограмм на десять. Приехали, на берег добирались пешком несколько километров, порыбачили, отметили, переночевали. На утро отец Куму и говорит, нести мол что-нибудь вкусненькое, знали, что Кум всегда вкусное на последок оставляет. Полез Кум в рюкзак и натыкается на арматуру. Дальше бег отца от Кума с препятствиями, который махал арматурой. :D :D
Последний раз редактировалось _Сан_Саныч_ 14 июл 2018, 01:48, всего редактировалось 1 раз.

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 17 июл 2018, 09:35

Таёжная быль.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Тот памятный год выдался в тайге неурожайным. В отрогах Малого Хингана на исполинах-кедрах не уродился орех. На низкорослых монгольских дубах не было желудя. С приходом холодов наступили тяжелые времена для таежных обитателей. Кабанам в поисках корма приходилось преодолевать многие десятки, а то и сотни километров, штурмуя горные перевалы и пересекая огромные равнинные пространства марей.
Так, спасаясь от голода, они и появились в начале ноября на совхозных полях, уничтожая остатки картофеля, сои, — словом, всего, что не могла убрать сельхозтехника из-за разыгравшейся непогоды.
Из местных жителей первым их увидел в районе хребта Остяк водитель автотранспортного хозяйства Степан. Так получилось, что в тот день он припозднился на областной базе при погрузке запчастей и возвращался домой на своем трудяге ЗИЛе уже ночью. Из-за поворота фары выхватили из темноты большое количество горящих глаз да черные кабаньи спины, возникшие вдруг и так же быстро изчезнувшие. Увиденным он не мог не поделиться, несмотря на поздний час, со своим соседом, давним приятелем и напарником по охоте Алексеем. Степан знал, что два дня назад товарищу удалось с большим трудом выбить в госпромхозе лицензию на отстрел кабана.
Друзья приняли решение выезжать завтра же ни свет ни заря (была уже суббота), чтобы с рассветом оказаться на месте. Надо сказать, что Алексей, в ту пору еще молодой охотник, до этого уже успел поохотиться года три на всякую водоплавающую и боровую дичь. Приносил домой то утку, то рябчика, каждый раз чувствуя себя добытчиком. Однако охота на кабана была давней и заветной мечтой. Что ни говорите, а завалить лесного вепря — это не рябчика выцелить в ельнике.
Перед тем как лечь спать, Алексей внимательно осмотрел боеприпасы и еще раз убедился, что в патронташе не осталось ни одного патрона с дробью — только с пулями и крупной картечью. Он взглянул на часы, было уже за полночь. Уснул Алексей мгновенно, как только голова коснулась подушки.
Утром будильник зазвонил вовремя, и, хотя спать пришлось меньше пяти часов, сна как не бывало. Все подготовлено и уложено им еще с вечера: обувь, одежда, оружие и боеприпасы, а торбозок со снедью собран заботливыми руками жены Антонины.
Скоро подъехал на газике Степан. Он не стал стучаться в калитку, а перемигнул несколько раз фарами с дальнего на ближний свет — дал знать, что прибыл. Алексей выскочил во двор в полном снаряжении, на ходу уже надевая шапку-ушанку. В машине пахло табаком вперемешку с бензином. Степан надсадно курил, как бы стараясь заранее вдоволь наглотаться дыма, зная, что на ходовой охоте шибко не покуришь.
Поехали. Расстояние вроде бы невелико, всего каких-нибудь 75—80 километров, но по разухабистой дороге часа два, не меньше. Впрочем, Алексей не замечал ничего, мысли несли его вперед к желанной цели, душа ликовала. Да что тут говорить, только брат-охотник мог понять его состояние.
Вот наконец показался знакомый мостик, сразу за ним и начинался горный кряж Остяк. Проехали еще километров десять по грунтовке, слегка припорошенной снегом, но кабаньих следов не встретили. Степан круто свернул влево на лесную автомобильную колею, назвать ее дорогой язык не поворачивался. Колея вдруг повела вверх и, заскочив на увал, резко оборвалась. Все, приехали! Взяв ружья и рюкзаки, друзья вышли из машины, чтобы с возвышенности осмотреть окрестности.
Солнце поднимало над горизонтом свой огромный диск, щедро разливая свет на все обозримое пространство. Далеко на юге где-то там, на линии горизонта, в сизой дымке начали вырисовываться очертания Хинганских хребтов, вздыбленных, словно гигантские волны во время шторма. Природа, пробуждаясь, оживала. В поле зрения друзей попалась небольшая сопочка, одиноко маячившая неподалеку. Пока Алексей разглядывал в бинокль обращенный к ним склон, Степан, пытаясь закрыть дверцу машины, с силой хлопнул ею. И вдруг у подошвы сопки как из-под земли выросли черные кабаньи спины. Расстояние до них было метров 200—250.
Охотники с сожалением поняли, что с их «фузеями» тут делать нечего.
Табун был большим. Успели насчитать двадцать пять штук и сбились со счета, так как стадо находилось в движении. Еще через пару секунд оно исчезло в высоком кочкарнике.
По молодости, неопытности друзья решили, что сегодня они уже отохотились. Позже, с годами, когда пришел опыт, заметили в повадках диких зверей — кабанов, косуль, волков — одну четкую закономерность: застигнутые врасплох на широкой равнинной местности, они, как правило, старались найти убежище в зарослях близлежащих сопок. А сейчас друзья постояли, покурили, повозились немного с машиной и легли на обратный курс.
Каково же было их удивление, когда, проехав три-четыре километра, они наткнулись на кабаньи следы, которые выходили из мари и, пересекая их же машинный след, уходили в сопку. По количеству разнокалиберных следов стало ясно, что это их старые знакомые. Кабаньи следы сразу забирали вверх на сопку и уводили в заросли монгольского дуба и кустарников леспедеци. Охотники с азартом начали преследование табуна.
По четким следам на снегу было видно, что дикие свиньи уходили от дороги быстро, «на рысях», потом по мере удаления перешли на шаг, а затем, успокоившись, стали разбредаться в стороны в поисках подножного корма, лохматили листву. Товарищи быстро шли по пятам, соблюдая все меры предосторожности, надеясь, что им удастся подойти к кормящимся кабанам с подветренной стороны на расстояние выстрела. Но как только им удавалось сократить расстояние до 150—200 метров, табун срывался с места и уходил. И так повторялось несколько раз.
Стало ясно, что подкрасться к кабанам через заросли леспедеци и монгольского дуба не удастся. Здесь надо сказать несколько слов об этом представителе дальневосточной флоры. В отличие от своих европейских собратьев монгольские дубы полностью сбрасывают листву только весной, поэтому зимой они похожи на огромные банные веники. Пройти так, чтобы не под шуметь, через них практически невозможно.
После короткого разговора решено было, что Степан уже один продолжит преследование. Во-первых, от одного будет меньше шума, во-вторых, он не даст кабанам устроиться на дневку. Таким образом стадо постоянно будет двигаться вдоль восточного склона хребта в нужном направлении. В свою очередь, Алексей спускается вниз и броском выдвигается вперед по ходу движения табуна, а потом наперерез, благо километра через два колея уходила в седловину. Вот там, на перевале, он и устроит засаду...
Закинув ружье за спину, Алексей устремился вниз. Быстро нашел знакомую дорогу. «Жаль, что машина осталась позади, до нее теперь километра четыре», — подумал он.
Охотник бежал не жалея сил, понимая, что от скорости его передвижения теперь во многом зависит исход охоты. Становилось жарко в армейской ватной куртке. Он сбросил ее в кусты, приметив место. Стало легче. Ноги несли его к заветной цели. Азарт преследования подогревал природную охотничью страсть. Вот и подъем в седловину. Надо успеть подняться повыше, оттуда будет лучше обзор. В это время в ближнем распадке прогремел ружейный выстрел. Затем второй. Алексей понял, что Степану удалось подойти на убойную дистанцию, и теперь он пытается достать стадо пулей. Собирая силы, Алексей постарался не замедлять движения, несмотря на подъем. Дыхание перехватывало, кровь стучала в висках... «Надо, надо успеть занять выгодную для стрельбы и обзора позицию», — билась в сознании, как в сетях, мысль. И в этот момент он услышал нарастающий шум. Секачи утробно и угрожающе хрюкали, подсвинки пронзительно визжали. Все это перемешивалось с треском кустарника и падающих мелких сухих деревьев. Вся «кавалькада» диких свиней, словно вражья конница, мчалась прямо на него! Мелькнула мысль: а вдруг среди табуна есть еще и подраненный напарником крупный секач? Алексей знал из рассказов бывалых охотников, что такой зверь бывает до дерзости смел и в 99 случаях из 100 ищет возможности неожиданно атаковать своего обидчика — будь это охотник, медведь или даже тигр. Он заметался на дороге, глазами ища удобную для стрельбы позицию.
Но в этом месте дорога входила в долину с небольшими полосками покосных лугов с обеих сторон. И как назло, не было ни одного дерева, ни даже какого-нибудь захудалого пня, за которым можно было бы укрыться. Шум быстро и неумолимо нарастал. «Все, время истекло», — понял Алексей и упал прямо на дорогу, изготавливаясь для стрельбы лежа; взвел курки. Пронеслись томительные пять, десять, а может быть, тридцать секунд. Алексей приподнял голову, напряг слух. Шум приближающегося стада куда-то исчез... Тогда он привстал на колено и увидел, что табун обошел его немного ниже по еле заметной ложбинке, на которую он, поднимаясь вверх, второпях не обратил внимания, и теперь во весь опор пересекает открытый участок местности. Зрелище было изумительное!
Все в стремительном беге, опережая друг друга, выстроились по ранжиру, вроде слоников на комоде. Не теряя ни секунды, Алексей вскинул ружье. Фактически только последние кабанчики еще находились на убойной дистанции. Прогремел выстрел. Сеголеток пробежал еще метров пять по инерции и ткнулся мордой в пожухлую траву. Алексей подошел к нему, его утешением был трофей весом в 20—25 килограммов, не более.
Вскоре подоспел Степан и, увидев добычу, пошутил, сказав, что мысленно готов был к погрузке супертяжеловеса, а тут так себе, какое-то недоразумение. Но все равно по охотничьей традиции поздравил «с полем».
Друзья перекурили. От их спин шел пар, как от загнанных рысаков. Ноябрьский день короткий. Мороз крепчал. Степан пошел за машиной, а Алексей принялся свежевать тушку, пока не остыла. Погрузив трофей в газик, напарники тронулись в обратный путь. Через некоторое время в машине стало тепло и Алексей почувствовал приятную усталость. Незаметно начали смыкаться веки, но прежде, чем навалился сон, он успел подумать, что все-таки на первый раз кабанью охоту можно было считать удачной и если уж попал в сеголетка, то в секача и подавно бы не промахнулся.

С. СВИРЧЕВСКИЙ

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 19 июл 2018, 15:41

Как клёв?
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Рассказывал мой отец, дело было лет 5 назад, в наш район частенько приезжают рыбаки из города, весной по последнему льду, одна группка рыбаков поехала из города к нам .
Ну и начали отмечать выезд с самого вокзала, из автобуса они уже просто выползали, сил дойти до реки по ходу уже не было, и они где выползли там и начали бурить лунки...
Представьте картину, 6 пьяных в хлам мужиков, пытаются сидеть на трассе с удочками, проезжающий мимо народ еще минут 20 интересовался, как клев?
Потом кто-то из них допер, что до места они не дошли, с громким матом они смотали удочки и пошатываясь побрели к речке .


Маркировка.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Пошли три мужика на рыбалку. Взяли инвентарь, снасти, прочее барахло, и в том числе три бутылки Столичной водки в емкостях по 1,75 литра.
На место прибыли поздно, поэтому с вечера решили не рыбачить, а просто попить водочки. Распив первую бутыль, они принялись за вторую. Один из рыбаков оказался менее азартным, нежели его компаньоны, и высказал трезвую мысль о том, что нажираться вроде как не следует, поскольку с утра рано вставать. После бурных дебатов было принято решение допить вторую бутыль до середины. Для придания слову "середина" физического смысла было решено отметить середину бутылки маркером, поставив на ней насечку.
Утро следующего дня. Точнее, его середина. Рыбаки отходят со сна и медленно входят в состояние тяжелого похмелья. Перед ними предстает следующая картина. Потухший костер, вокруг него валяются все различные предметы, в том числе и три пустые бутылки из-под Столичной. Причем две бутылки - одна в нижней половине, а другая полностью - усеяны маркерными насечками.


Запретная зона. Это жесть. Какие грибы курил автор, я не знаю. Но частично он настолько актуален... Букв много, рассказ на любителя.
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Не обращая внимания на осень, город-герой жил своей будничной жизнью. Сотрудники сидели в офисах, дети игрались в песочнице, а ветерок срывал непонравившиеся ему листья с тополей. И тем более никто не обращал внимания, как по направлению к запретной зоне уверенным шагом шёл человек, одетый легко и, в то же время, согласно осенней погоде. Рыболовный жилет и тонкий чёрный спиннинг выдавали в нём рыболова. На пустынном берегу спиннингист быстро привёл спиннинг в боевую готовность и, сделав паузу, ловко закинул приманку. После этого рыболов застыл в ожидании. Снова и снова подматывая леску он замирал в ожидании, внимательно глядя на кончик спиннинга. Прошло уже около часа. Рыболов по-прежнему делал забросы и чего-то ждал. Казалось, что ничто его не тревожит, кроме кончика его спиннинга. Естественно он не заметил, как сзади к нему подошёл человек в форме.
— Привет спиннингистам!
— Здравствуйте!
— Я инспектор рыбоохраны Казанкин. Здесь нельзя ловить рыбу.
— Вы, наверное, будете удивлены, но я рыбу и не ловлю вовсе.
Казанкин уже имел дело с подобного рода умниками, и умел беседу приводить к логическому завершению, чётко осознавая свою правоту, практически во всех ситуациях на реке, тем более в запретной зоне.
— Тогда что вы делаете на берегу реки со спиннингом?
— Хм... Ну, скажем так. Я стараюсь получить удовольствие, преследуя спортивный интерес.
— Так или иначе, ловить спортивными снастями здесь также запрещено.
— Снасть — это то, чем ловят рыбу?
— Разумеется.
— Моя снасть не приспособлена к вылову рыбы. Умник к этому моменту уже вынул приманку из воды и протянул Казанкину. — Посмотрите, на приманке нет крючков!
Действительно, это был круглый грузик, на котором болталась поролоновая рыбка. Крючков в ней не было.
— Давайте без фокусов. Вы же взрослый человек!
— Нет никаких фокусов, посмотрите, у меня нет с собой ни одной приманки с крючками, — сказал умник, оттопыривая накладной карман рыболовного жилета.
Казанкин строго посмотрел в глаза рыболову, потом заглянул в оттопыренный карман, затем снова в глаза спиннингисту, но уже с неподдельным интересом.
— Первый раз встречаю рыболова с приманками без крючков.
— Да я и не рыболов вовсе! Я, скорее, охотник за поклёвками, чем рыболов.
Казанкин был слегка озадачен такими ответами и смотрел на него уже с явным недоверием.
— Рыболов Вы или охотник — разницы нет, я вынужден проводить Вас на брандвахту, где начальник рыбинспекции разъяснит вам правила и ваши права.
Странный спиннингист устало вздохнул, намотал приманку вокруг первого кольца и пошёл в сторону брандвахты, ясно давая понять, что он подчиняется, но виновным себя не считает. Главный инспектор рыбоохраны с редкой фамилией Охан привычно рассматривал в бинокль противоположный берег реки.
— Атос Петрович, нарушителя привёл.
— Браконьер?
— Да нет... странный тип со спиннингом.
— Со спиннингом? В запретной зоне? Приезжий что ли?
— Вроде бы местный... Знает, что рыбу ловить нельзя.
— Казанкин, тут рыбы нет уже лет как 15, тем более на спиннинг с берега!
— Он утверждает, что рыбу не ловил... У него все приманки без крючков...
— Да знаю я их отмазки: рыбу не ловил... снасть не моя... зови, посмотрим на этого чокнутого.
Атос Петрович изучающе посмотрел на вошедшего рыболова. Обыкновенный спиннингист, которых пачками ловили для плана. Только вот смотрит как-то дерзко. Ну, ничего, не таких обламывали. Таких надо сразу брать на пушку.
— Значит так: спиннинг конфисковываем и выписываем штраф за нарушение правил любительского рыболовства.
— Простите, а какие я правила нарушил?
— Вы пытались поймать рыбу там, где этого делать нельзя.
— Да, но я не пытался поймать рыбу!
— Это детский лепет. Вас взяли с поличным, то есть на берегу со спиннингом — этого достаточно.
— Скажите, а можно тут ходить по берегу и бросать в воду камешки?
— Можно.
— А можно один и тот же любимый камешек бросать в воду на ниточке и снова его вытаскивать?
Охан недружелюбно посмотрел на нарушителя.
— Можно, если заняться больше нечем.
— А можно это делать с помощью спиннинга?
— Можно... если есть жёлтая справка. — Инспектор начал терять терпение. — У Вас есть таковая?
— У меня есть членская книжка общества рыболовов!
— Это одно и то же!.. то есть, нет... она не даёт вам право издеваться над людьми!
— А я и не издеваюсь! Это Вы, слуга закона, заставляете меня оправдываться в том, чего я не делал!
— Вы ненормальный?
— Я абсолютно вменяем.
— Да нет! Ни один нормальный человек не придёт сюда ловить рыбу по двум причинам. Первая — нельзя, вторая — тут рыбы нет!
— Есть тут рыба!
— Ну, знаете... Инспектор, с тревогой глядя на ненормального рыболова, поднял телефонную трубку и быстро набрал номер. — Алё, это 19 больница?
— Да.
— Можно вызвать дежурного психиатра на брандвахту в запретной зоне около плотины? Нужно освидетельствовать вменяемость одного нарушителя.
— Ожидайте!
— Сейчас приедут специалисты по вашей части. Они быстренько разберутся, кто из нас сумасшедший.
— И что дальше?
— А дальше они заберут вас к себе на курорт, где вы будете ловить рыбу везде, где вам вздумается, хоть в унитазе, — Атос Петрович широко улыбнулся, — в противном случае вы заплатите штраф.
Врачей долго ждать не пришлось. Из машины скорой помощи выскочили два санитара и пожилой врач с хитрыми глазами.
— Ну, что тут у вас случилось?
— Мы задержали нарушителя, он пытался ловить рыбу в запретной зоне. Но этот ненормальный говорит, что он не рыболов, что он рыбу не ловит. Я тут работаю больше 15 лет и с полной ответственностью заявляю, что здесь ловить на спиннинг с берега — всё равно, что в ванне у себя дома. Ему лечиться надо.
Доктор внимательно посмотрел на рыболова.
— Как Вас зовут?
— Следующим Вашим вопросом будет — какой сегодня день недели?
— Ну-ну, успокойтесь, никто вас сумасшедшим пока не считает. Скажите, если вы утверждаете, что вы не рыболов и не пытаетесь ловить рыбу — тогда как вы объясните свои действия в запретной зоне?
— Я просто коллекционирую поклёвки.
— Ну, что я говорил? Он ненормальный! — быстро вставил инспектор.
Доктор невозмутимо продолжал беседу с пациентом.
— Я тоже в прошлом был коллекционером, у меня даже осталась небольшая коллекция марок. А у вас есть своя коллекция поклёвок?
— У каждого рыболова есть своя неповторимая коллекция поклёвок. Некоторые не придают им значения, они считают это больше неудачной подсечкой, например, а некоторые просто довольствуются поклёвками.
— Вы можете нам продемонстрировать свою коллекцию?
— К сожалению, это невозможно. Я поклёвки не уношу домой. Я просто их вижу, чувствую, сравниваю их с другими, делюсь своими впечатлениями с другими рыболовами...
— Как же можно почувствовать поклёвку?
— Чаще всего спином.
— Спином — это сокращённо спинным мозгом? — доктор сделал ещё более хитрые глаза.
— Спин — это в нашем лексиконе сокращённо спиннинг. Сама поклёвка — это целое уравнение, в котором много переменных. Это и приманка, и шнур, и сам спиннинг, не говоря уже о способах позиционирования рук, ног... — спиннингист на мгновение задумался, и решил, что лучше не углубляться в тонкости, — так вот, контакт с хищником, который вы почувствовали — есть результат, которого я добиваюсь с помощью этого уравнения. Меняя переменные и коэффициенты, я получаю или не получаю другие результаты, то есть поклёвки.
— Ну, хорошо, допустим это так. Но зачем вы пришли коллекционировать поклёвки туда, где нет рыбы? — доктор медленно перевёл взгляд на Охана, тот в свою очередь одобряюще кивнул.
— Так ведь тем поклёвка и ценнее, что она случилась там, где у других их не было! Человек может с полной уверенностью говорить, что рыбы нет только тогда, когда он смотрит в собственную ванну с прозрачной водой!
Спиннингист уничтожающе посмотрел на Атоса Петровича.
— Но в таком случае, почему Вы утверждаете, что рыба есть именно в том месте, куда пришли за поклёвками?
— Я могу утверждать, что рыба есть только тогда, когда увижу хоть одну поклёвку.
— И что? Вы видели сегодня поклёвку?
— Да! — гордо ответил спиннингист.
— Ну что ж, из сказанного следует, что для того, чтобы утверждать, что рыба есть — нужно либо её видеть в воде, либо чувствовать поклёвки, как это делаете вы.
— Совершенно верно.
— Но вот доказать сей факт можно только одним способом — это выловить рыбу из ванны или с того места, где были поклёвки. Логично?
— Логично! — неожиданно в один голос ответили Охан и Казанкин.
— В таком случае всё упрощается. Мы даём рыболову шанс доказать, что рыба тут есть. Чтобы это доказать, он должен реализовать одну из поклёвок.
— И всего-то! — радостно воскликнул Атос Петрович.
— Пусть поймает! Доктор продолжил: — Если рыболов поймает рыбу — значит действительно рыба тут есть и всем тем, кому достаточно почувствовать поклёвку, можно безнаказанно пополнить свою коллекцию парочкой оных, не нарушая правила и не нанося вред природе. Если рыболов рыбу не поймает, значит мотив его нахождения в запретной зоне ставится под сомнение.
— Вы предлагаете мне в доказательство своей правоты поймать рыбу в запретной зоне?
— Вот именно! — радостно воскликнул Атос Петрович, подписывая приговор рыболову.
— Ну что же, я готов пойти на принцип, и доказать свою правоту. Мне нужен мой спиннинг и приманка с крючками. Позвольте мне позвонить жене, чтобы она принесла мне то, что нужно.
Странный спиннингист достал мобильник и набрал номер. Вдруг все услышали возбуждённый женский голос:
— Ты почему ещё не дома? Ты обещал, что придёшь через три часа!
— Послушай, тут такое дело... меня хотят забрать в психушку...
— Я знала, что этим всё кончится! Она по тебе давно плачет!
Доктор удивлённо поднял брови, а инспектор шёпотом сказал: «А я что говорил!?»
— Мне нужно, чтобы ты привезла мне поролонки с крючками.
— А корцанг с зевником тебе не привезти?
— Я серьёзно, люди ждут...
— О, Господи, за что мне такое наказание? Куда ехать-то?
— На брандвахту в запретной зоне.
— Ладно, сейчас приеду, но учти, на этой неделе на рыбалку больше не пойдёшь...
— Это мы вам обещаем! — выкрикнул Охан и расхохотался в полный голос.
Но супруга рыболова уже бросила трубку. Чтобы как-то скоротать время доктор, понимая, что перед рыболовом стоит задача не из лёгких, старался как-то помочь человеку, пошедшему на принцип.
— Скажите, может вам ещё что нужно?
— Да, пожалуй, не лишним будет узнать погоду на Фобосе.
— А на Венере тебе погоду не надо? — вышел из себя главный инспектор. Доктор подсознательно понимал, что это опять какие-то рыболовные прибамбасы.
— Как вы собираетесь узнать погоду на Фобосе?
— Мне нужно позвонить КимИрСену...
— Всё, доктор, это уже по вашей части. Сейчас он позвонит Ким Ир Сену, затем Луису Корвалану, затем Наполеону... не запретная зона, а сумасшедший дом на рыбалке...
Доктор был сильно озадачен таким поворотом событий и даже хотел заострить на этом внимание, но чувствовал, что странные слова, которые легко слетали с уст пациента, не несут какой-либо смысловой нагрузки, а являются сленгом рыболовов.
— Хорошо, звоните, только мы должны слышать этот разговор.
Рыболов, окружённый двумя инспекторами, доктором и двумя дюжими санитарами, молча кивнул и достал мобильный телефон. Набрал какой-то номер, включил динамик, все услышали зуммер.
— Алё!
— Здаров, Бригадир!
— Привет, КимИрСен! Слушай, ты на Фобосе давно был?
— Я и сейчас там. Чего надо?
— Посмотри, есть что интересное?
— Минутку... Окно открою... Да. Вечером ветер начнёт меняться. Завтра сменится на Восточный.
— Спасибо. Как сам выступил?
— Под самый занавес два раза царапнуло на дальняке чуть ниже пляжа.
— Понял, спасибо.
— Привет Ацсосу Петровичу!
Воцарилась тишина. Главный инспектор, расслышав из динамика, что ему передали привет, мало удивился. Его знали многие рыболовы, ничего странного в этом нет, но тот факт, что тот, кто только что ему передал привет, сейчас находится на Фобосе, его сильно озадачил. Доктор первым прервал молчание:
— Вы узнали всё, что хотели?
— Да.
В этот момент к брандвахте подъехала шестёрка. Немного поработав, она дёрнулась и заглохла. Все сразу поняли, что сейчас из неё выйдет женщина. Увидев мужа в окружении врачей и инспектора, она поняла, что муж опять затеял какой-то концерт, поэтому не стала принимать участия, а просто встала в стороне, говоря всем своим видом, что основные разборки будут не тут, а дома. Казанкин зашёл в кладовую и взял первый попавшийся чёрный тонкий спиннинг. А кто их отличит? Они все тонкие и чёрные! Спиннингист машинально протянул руку, чтобы взять спиннинг, но тут же резко её отдёрнул.
— Это не мой спиннинг!
— Вот видите, доктор, он продолжает над нами издеваться!
— Вы хотите сказать, что этим спиннингом вы не сможете чувствовать и видеть поклёвки?
— Дело в том, что поклёвки я, может быть, и смогу увидеть, но что-либо поймать в доказательство этого я, скорее всего, не смогу.
— Почему?
— Понимаете, каждый спиннинг имеет свои уникальные характеристики, которые на определённом этапе играют очень большую роль, например как в чувствительности, так и в надёжности при подсечке или вываживании рыбы. Это тонко настроенный инструмент, понимаете? Это как скрипка для скрипача. На определённом этапе учащийся играет на одном инструменте, с ростом его мастерства у него появляется более достойная скрипка. В конце концов, у мастера появляется несколько отличных скрипок, и только тот, кто на них играет, может вам рассказать, что у каждой скрипки есть свой тембр, есть своя душа. Для того или иного произведения исполнитель выбирает инструмент. Так же и у нас. У каждого спиннинга — свой норов. Есть спиннинги злые, есть звонкие, быстрые и медленные. — Рыболов скользнул взглядом по незнакомому спиннингу и продолжил, — тем более с такой леской и катушкой я забросить приманку не смогу в нужное место.
— Другие могут забрасывать, а он нет? Мы этот спиннинг конфисковали точно у такого же чокнутого! — не унимался Петрович, — Кажется, его звали Адольф Гитлер... с этого, как его... с Юпитера!
Доктор с укором посмотрел на Охана.
— Пациент в данном случае прав. Если исполнителю дать заведомо расстроенный инструмент, то мы не услышим от него ожидаемое. Да и для чистоты эксперимента это является необходимым условием. Если он ничего не поймает, он уже не сможет апеллировать, что у него спиннинг был не такой.
Пока доктор успокаивал главного инспектора и настаивал на чистоте эксперимента, Казанкин приблизился к супруге спиннингиста и как бы невзначай спросил, протягивая чёрный спиннинг:
— Скажите, это спиннинг вашего мужа?
Молодая женщина, будто бы оторвавшись от глубоких раздумий, мельком глянула на протянутый ей спиннинг и, гневно сверкнув глазами, выпалила:
— Вы что, и надо мной решили поиздеваться? Я понимаю, что мужчинам доставляет удовольствие ставить под сомнение умственные способности женщин. Но в такой пошлой манере меня ещё никто не смел унизить.
Казанкин, слегка опешив от неожиданного напора симпатичной женщины, хотел сказать, что он не хотел ни в коем разе её обидеть, но она не дала ему и слова сказать, сверкнув глазами, как будто она приняла брошенный ей вызов, холодно и чётко произнесла, глядя прямо в глаза Казанкину:
— Мой муж ловит на Эвид Сент Круа AS86MHF2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн. А у вас в руках какая-то макаронина китайского происхождения с отстойными кольцами и доисторической ручкой, больше похожей на фаллос-имитатор, чем на рукоять уважающего себя спиннинга. И перестаньте в меня им тыкать!
Казанкин невольно сделал шаг назад и, сражённый этой тирадой, немедленно ретировался за спину начальника, попутно бормоча извинения.
— Казанкин, дайте ему его спиннинг, иначе этот спектакль никогда не кончится.
Обременённый непосильной задачей, инспектор снова зашёл в кладовую и стал более внимательно рассматривать ворох спиннингов. К счастью на глаза ему попалась та самая приманка без крючков. Он с облегчением вздохнул и, взяв в руку спиннинг, к своему удивлению отметил, что новый спиннинг заметно легче того, что он протягивал симпатичной женщине на опознание. Эти спиннинги совершенно разные. Разницу в них он пока понять не мог, но поймал себя на мысли, что этот спиннинг даже просто в руках держать приятнее. Спиннингист взял в руки родную палку, внимательно осмотрел кольца и катушку, после чего спокойно ответил:
— Я готов.
— Вот и отлично.
— У вас есть всё необходимое, чтобы доказать нам, что рыба тут есть и её можно поймать на спиннинг?
— Да.
— Тогда начнём, пожалуй.
Супруга спиннингиста подошла к нему и протянула зажатую в руке приманку. Это была точно такая же поролоновая сигарка, но из неё торчало два острых крючка. Она посмотрела в глаза супругу, поправила ему воротник и застегнула на рыболовном жилете клёпку. Рыболов виновато взглянув ей в глаза и тихо произнёс:
— Я скоро.
Она понимающе кивнула. На берегу он неторопливо забрёл по колено в воду, деловито надел поляризационные очки и чуть сильнее надвинул на лоб бейсболку. Сделав некоторую паузу, за которую можно было произнести только слова три, не больше, он сделал хлёсткий заброс. Доктор, машинально глянув на часы, сложил руки на груди и стал наблюдать за странным рыболовом. Инспектор Охан нервно закурил, понимая всю бесполезность этого занятия. В течение минут двадцати спиннингист делал заброс за забросом, медленно передвигаясь по берегу. Он пару раз привязывал другие грузики. Забрасывал и далеко, и не очень, и влево, и вправо. Казанкин, невольно сторонясь супруги рыболова, от чистого сердца желал удачи этому странному человеку. Ему очень хотелось, чтобы этот вежливый спиннингист при свидетелях утёр нос его начальнику. Прошло около получаса. Рыболов перестал двигаться вдоль реки. Он вновь и вновь посылал приманку на глубину, снова и снова крутил катушку, иногда тщательно разглядывал приманку.
— Доктор, Вы собираетесь весь день наблюдать, как этот сумасшедший пытается поймать рыбу там, где это не разрешено? Вам не кажется, что этот человек прикинулся дурачком для того, чтобы таки добиться своего?
— Но ведь Вы сами сказали, что тут рыбу на спиннинг невозможно поймать!
— Вот я и спрашиваю, до которого часу мы будем терпеть издевательство над нами?
Не выдержав напора инспектора, доктор приблизился к рыболову и тихо спросил.
— Ну, как, поклёвки видели?
— Пока нет, но я чувствую, что он там.
— Кто?
— Точно не могу сказать... хищник.
— Сколько вам нужно ещё времени?
— А который сейчас час?
— Без пятнадцати одиннадцать.
— Я думаю, что мне минут 30 хватит.
— Хорошо. Я надеюсь, что вы знаете, что делаете. Если вы ничего не поймаете, мне трудно будет убедить инспектора в том, что вы действительно опытный рыболов, за которого себя выдаёте, а не безумец.
— Мне ничего больше не остаётся.
Доктор вернулся назад и сообщил остальным, что придётся подождать ещё полчаса. Атос Петрович недовольно хмыкнул и опять закурил сигарету. "Неужели поймает?" — подумал он. Уж больно отчаянно он это делает. Что это? Я волнуюсь? Когда это было, чтобы меня, Атоса Петровича, заставлял нервничать какой-то спиннингист. Рыболов тем временем тоже начал волноваться. На лбу выступила испарина. Он чувствовал, что был контакт с рыбой, но никак не мог добиться уверенной поклёвки. А время неумолимо заканчивалось.
— Ну, же! Давай! Ведь должен быть выход! Ты же здесь, родной! Я тебя вычислил! Некогда мне тебя уговаривать! Хотя...
Когда осталось пять минут, и доктор специально громко это объявил, рыболов опять колдовал над приманкой.
— Вот только попробуй отвернуться от этого! Хищник ты или где? — пропитывая поролон рыбьим жиром, шептал спиннингист.
Жена рыболова тоже начала нервно покусывать нижнюю губу. Атос Петрович торжествовал. Доктор подошёл к рыболову и тихо произнёс:
— Всё, время вышло!
— Умоляю, ещё пять забросов!
— Хорошо, но это будут последние ваши забросы в буквальном смысле этого слова.
Рыболов, казалось, не слышал этого приговора. Он только пристальней всматривался в кончик спиннинга и, казалось, совсем с ним слился. После четвёртого заброса спиннингист как-то неестественно дёрнулся, сделал шаг назад и в такой воинствующей позе он держал спиннинг, который делал хаотичные наклоны в сторону реки. Супруга вздохнула с облегчением.
— Ну, слава Богу! — вырвалось у неё и, встретившись глазами с Казанкиным, победоносно подмигнула ему.
За спиной рыболова уже стеной стояли бывшие судьи и жадно ожидали финала. Ничего этого не замечая, рыболов шептал сам себе: «Иди ко мне, мой мальчик несговорчивый. Спокойно, спокойно... Всё под контролем...» Не прошло и 30 секунд, как рыболов стал медленно, шаг за шагом отступать на берег, волоча кого-то согнутым спиннингом. Им оказался обыкновенный судак, весом примерно в килограмм. Спиннингист ловко взял его за голову и незаметным движением вынул приманку из пасти. Глаза победителя светились радостью, на лице была улыбка идиота, чья мечта, наконец, сбылась. Атос Петрович аж сплюнул от досады.
— Дуракам всегда везёт!
Доктор, не скрывая восхищения, поздравлял рыболова с победой, который в свою очередь благодарил доктора, ибо такой желанной, такой трудовой поклёвки в его коллекции ещё не было. Казанкин тоже радовался, но вынужденно скрывал радость перед хмурым лицом начальника.
— Казанкин, чего рот разинул! Иди, оштрафуй его за выловленную рыбу в запретной зоне! — Охан хотел ещё раз закурить, но к еще большему неудовольствию обнаружил, что сигареты у него кончились.
Он зашагал в сторону брандвахты, в полголоса ругаясь на чокнутых рыболовов и на Фобос, с которого ему передали привет. Казанкин пришёл на брандвахту только спустя полчаса. Охан сидел чёрный как туча.
— Оштрафовал?
— Нет! — радостно ответствовал Казанкин. Атос Петрович аж подпрыгнул.
— Как нет? Почему?
— Он выпустил судака назад в реку.
— Как выпустил?
— А вот так, опустил в воду, погладил его, перевернул пузом вниз и, поддерживая в таком положении, дождался пока судак придёт в себя.
— Ты должен был конфисковать выловленную рыбу!
— Но ведь он действительно охотился только за поклёвками! Рыбу поймать его заставили Вы! Да и подойти я не успел, как он уже выпустил его!
— Значит медленно ходишь! У тебя под носом в запретной зоне рыбу ловят, а ты спишь на ходу!
Охан продолжал сыпать на подчинённого тираду недовольств его работой, а тот смотрел сквозь него и пытался вспомнить всё то, о чём рассказывал сегодня коллекционер поклёвок. На следующий день Казанкин зашёл в рыболовный магазин. Он долго, не без интереса разглядывал витрины, на которых лежали рыболовные приманки. Затем с умным видом стал разглядывать стоящие с специальных стойках частокол тонких чёрных спиннингов. Продавец, давно за ним наблюдавший, даже отошёл в сторону, чтобы не мешать ему.
— Может быть, я смогу быть Вам полезен? Какой спиннинг Вам показать?
— Я ищу спиннинг Эвид Сэнт Круа AS86MHF2 с тестом от 3/8 до 11/4 унций длиной 8,6 футов с кольцами нью концепшн...
В это время Атос Петрович привычно вглядывался в бинокль на пустынный берег запретной зоны и не подозревал, что в городе-герое на одного «сумасшедшего» стало больше.

usa
 
Сообщения: 7
Зарегистрирован: 16 дек 2016, 00:43
Репутация: 0

Re: Байки у костра

Сообщение usa » 19 июл 2018, 21:28

Кристос писал(а):Запретная зона. Это жесть. Какие грибы курил автор, я не знаю. Но частично он настолько актуален... Букв много, рассказ на любителя.


Автор - Алексей Коломиец (Mamba) из Волгограда, основатель сайта Волга-Дон (volga-don.ru), один из постоянных авторов журнала "Рыбачьте с нами"
http://www.rsn.ru/journal/archive/searc ... 1%81%D0%BA

Вот, например, еще один из его рассказов:
http://volga-don.ru/funnys/rid=1635294349

Кристос
 
Сообщения: 82
Зарегистрирован: 13 мар 2018, 20:57
Откуда: Иркутск
Репутация: 34

Re: Байки у костра

Сообщение Кристос » 24 июл 2018, 10:43

Фрицы на рыбалке. *Много букв, но забористая байка*.
Есть у меня друг. Немец. Немец самый что ни на есть породистый, чистокровный, хотя и потомок в каком-то там колене русских эмигрантов. Большой любитель рыбалки, настолько большой, что при слове РЫБА он делает стойку и с затуманившимся взором начинает пускать слюни. Зовут его Курт. Познакомились мы с ним в Германии, довелось мне там работать по контракту в начале 90. Русский матерный он знает в совершенстве ( моя заслуга), русский разговорный со словарем. И вот захотелось ему как -то поймать БОЛЬШУЮ РЫБУ. Ну рыбы у нас достаточно, но вот насчет БОЛЬШОЙ... Рыба то есть, но она по причине своих размеров пропорциональных прожитым годам настолько премудра, что изловить ее стоит немалых трудов (речь не идет о рыбе весом менее пуда). Пошел я на поклон к знакомому егерю. Дедок в таком возрасте, что еще Наполеона наверное помнит, но тем не менее сколько я его знаю, всегда бодр и прыток не по годам. Всю жизнь он прожил на реке и всю Большую рыбу чуть ли не поименно знает. Слово за слово, пузырьком по столу, разговорил я деда. Вытер дед усы и молвил:
-Будет тебе БОЛЬШАЯ рыба!
СКРЫТО ОТ ГЛАЗ: ПОКАЗАТЬ
Звоню Курту, сообщаю радостную весть. Проходит некоторое время, он прибывает. Утыканный как ежик колючками удилищами и обвешанный всякими прибамбасами. Едем к деду. У деда есть лодка. Большая лодка, ровесница деда, но такая же крепкая и добротная. Плавает на ней дед, или как он выражается ХОДИТ, он таким образом; берет длинный и прочный шест, стоя на носу лодки втыкает шест в дно и идет к корме держась за шест. Так повторяется несколько раз, а когда лодка наберет скорость, можно просто стоять на корме и шестом, как дед выражается `подсовываться`. Управляется он с этим шестом просто феноменально и скорость лодки вполне приличная. Ну так вот, приехали мы с Куртом к деду, приезд как полагается обмыли и стали снасти настраивать. Курт уже `на полуспущенных` (немец он и есть немец, что с него взять)пытается сотворить какую-то по его разумения СУПЕРСНАСТЬ для СУПЕРРЫБЫ. Дед посмотрел, сказал:
- Выкинь нафиг! - и принес из сарая веревку толщиной с палец и крючки, похожие на якорь от авианосца.
Глаза у Курта стали как блюдца, но так как немцы народ деликатный, он промолчал. Затем дед повертел в руках всякие супер научные приманки и тоже отбросил в сторону. Тут уже стало интересно мне. Приволок дед древний Карамультук и не сходя с места уконтрапупил пару каркуш. Об смолив паяльной лампой, дед приладил их к своим крюкам. Примерно в метре от наживки присобачил пару кирпичей. Снасть готова. Курт в ступоре. Дед добывает из сарая пару камер от грузовика, берет насос и все это хозяйство тащит в лодку. Курт молчит, но его глаза говорят за троих. Грузимся в лодку, дед по одному ему ведомым приметам находит в реке место, накачивает камеры, вяжет к ним свои снасти и швыряет все за борт, потом спокойно суется к берегу и идет домой. Курт в задумчивости, я, если бы не знал деда, тоже уже был бы весьма озадачен. Дело к вечеру, доедаем шнапс и баиньки. Утром порываемся на реку, дед удерживает. Занимаемся хозяйством, причем Курт все время пристает к деду с вопросами о том, кого мы ловим. Дед отмалчивается. К вечеру берем удочки и идем ловить просто рыбу. Курт вылавливает солидного леща кило на 4 весом и счастливый сообщает о том, что большую рыбу поймал. Сфотографировавшись с ней, собирается выпустить в реку. Отбираем у него рыбу. Законопослушный Курт, узнав о том, что мы собираемся съесть рыбу, пойманную ( о ужас!) без соответствующей лицензии да к тому же не прошедшую санитарного контроля пришел в неописуемый ужас и с дрожью в коленках все ждал появления `полицай`, готового нас немедленно арестовать и оштрафовать. Дрожал он до первой рюмки, потом с аппетитом уписывал жареного леща и нахваливал искусство деда. На следующее утро одной из камер, торчащих поплавками посреди реки на месте не оказалось. Дед с азартно заблестевшими глазами потер руки и сказал:
- Ну, ребяты, хороший поросенок уцепился, давненько я таких не лавливал. Надо же, кирпич за собой таскает! Айда в лодку, счас мы его супостата изловим!
Прыгаем в лодку, начинаем поиски. Весь день кружим по реке, расширяя круги, а камеры все не видно. Наконец к вечеру дед утомился и решил сойти на берег перекусить. Я тоже увязался с ним, рыбалка рыбалкой, а кусать хоца. Курт, охваченный азартом, решил поиски самостоятельно продолжить. Обнаружил он камеру прямо напротив того места, куда мы подошли после сытного обеда ( или ужина). Нашел он ее по видимому перед самым нашим проиходом, а посему все дальнейшие события мне довелось наблюдать со стороны. Итак, Курт узрел камеру, подплывает к ней и цапает веревку. Сом (как оказалось он был очень сердит) недовольный тем, что его потревожили, немедленно несется прочь, попутно выдергивая из лодки Курта как пробку из бутылки. Тот еще в полете соображает, что рыбка шутить не намерена, а посему пора делать ноги. К нашему берегу (ширина Волги в этом месте метров 150) он подплыл (или подбежал, пес его знает, во всяком случае во время заплыва он не погружался в воду больше чем по пояс) минут через 5, а это я думаю тянет на мировой рекорд. Далее было делом техники. Дед метнулся к соседу, схватил весла, прыгнул в его лодку и на всех парах помелся к выныривающей из волн камере. Из воды он ее доставать не стал, просто привязал к ней веревку, а веревку зацепил за нос лодки. Мы стояли на берегу и наблюдали как сом катает деда по реке. Курт забыл про свою мокрую одежду, с глазами как у совы смотрел то на меня, то на деда в лодке и беспрестанно вопрошал:
- Was ist das? - иногда вставляя, - Ни х@@ сепе!
Потаскав деда с полчаса, сом утомился и дед стал потихоньку править к берегу. Подошел сосед, заинтригованный неожиданной прытью деда, уволокнувшего весла и лодку. Всей толпой уговорить сома вылезти на берег мы не смогли, пришлось соседу заводить свою древнюю `Ниву`и тащить рыбку с ее помощью. Вытянули. Померили. 2 метра 70 см. Вес почти 200 кг. Репа как котел. Чавкает. Хвостом по песку возит. Курт от радости чуть его не целует, всю пленку в фотоаппарате перевел, видеокамеру чуть не изнасиловал, все запечатлеть этого сома старался. Сом в обхвате поболее полметра, упитанный, и на его фоне Курт как цыпленок выглядит. Смотрю, сосед бензопилу прет. Оказывается сома разделывать собрался. Курт чуть не в крик, руки растопырил, сома защищает. Матом как пьяный сапожник верещит, и меня поближе подтягивает. Не дал сома зарезать, отпустили мы его обратно. Да и дед слезу пустил, говорит как в молодости побывал, не осталось почти таких гигантов. Обмыли мы сомово освобождение, на следующий день Курт со всеми сфотографировался, снасти свои все деду подарил и проводил я его в Неметчину полного впечатлений о РУССКОЙ РЫБАЛКЕ.
Вторая часть "марлезонского балета".
Минуло с той памятной рыбалки два года. Курт у себя на родине является членом рыболовного клуба, и когда он там показал фотографии и видеозапись улова, как и бывает в таких случаях, сразу нашлись и завистники, и скептики, и просто желающие тоже поймать такую же рыбку. Ну хотеть не вредно, и возможность осуществить мечту выпала только через годы. В общем снова звонок, поездка к деду, традиционный пузырек и дедово согласие. Прибывают трое. Курт как опытная устрица порожняком, а еще двое фрицев в полной походной выкладке.. Мне как назло в эти несколько дней было некогда, поэтому отвез я их к деду, а все остальное уж извините, рассказываю от его лица, так как сам непосредственным свидетелем не являлся. Итак. Ну, привез ты фрицев, уехал, мы как водится за знакомство приняли, стали снасти готовить. И надрал же меня хрен кровать в доме передвинуть, чтобы место для ночлега гостям подготовить. Радикулит, мать его за ногу так прихватил, хоть вой. Ну Курта то я уж знаю, наказал ему что делать, а сам отлеживаться пошел. Он все приготовил, пришли они все в избу, на посошок приняли и пошли на реку. Курт то вроде как более трезвый был, а энти двое ну прям в лоскуты. И приняли то вроде немного, пару литров на четверых, а их то уж вон как развезло. Ждать их возвращения не стал, лег спать. Утром просыпаюсь, Курт на полу храпит мокрый насквозь, двоих нет. Ну я встревожился, стал Курта будить. Куда там, дрыхнет как сурок. Наплевал на радикулит и покостылял к реке. Выхожу на берег, глядь - ЭсТешка (речное судно, предназначенное для перевозки сыпучих грузов, серия СТ) Михалыча на банке (мель на реке) сидит. На борту никого не видно. Покричал-покричал, в соседову лодку взгромоздился, и к ЭсТэшке правлю. На борт поднялся - никого. Что думаю за мистика, куда все делись. Зашел в рубку и по УКВ диспетчеру говорю, что мол судно на банке сидит, а экипажа нет на борту. Диспетчер в ответ: "Знаю, туда два РБТ (речной буксир-толкач) пошли, а экипаж весь в дурке, у них у всех “белочка”".
Ну, думаю, дело не чисто. Михалыч на борту никогда в рот спиртного не берет, а уж чтобы до белочки всей командой допиться…… Надо, думаю, Михалыча разыскивать, а до райцентра 30 верст, самому не одолеть. Пошел к соседу на поклон. Завели его Ниву, поехали в дурку в райцентр. Нашел врача, тот мне и говорит:
- Диагноз ‘белая горячка ’ не подтвердился, рассматриваем ‘массовый психоз’.
Что, как, ничего не понимаю. Трясу врача, оказывается они всей командой ( 4 человека) видели говорящий буй на реке. Причем буй разговаривал на не нашем языке, по их словам. Соображаю, что дело нечисто, метемся с соседом обратно. Бужу Курта. Тот немного приходит в себя и начинает рассказ. Оказывается, они угнездились в лодку, причем двое свежих фрицев были что называется на рогах. Курт, как наиболее трезвый (сказывается прошлый опыт) ухватил шест и решил последовать примеру деда (я описывал способ). Раза три он удачно пробежал по лодке, они вышли почти на середину, ход уже хороший у лодки, и тут решил Курт еще раз подтолкнуться. Всадил шест в дно, добежал до кормы, шест надо выдернуть, а он гад застрял, и следуя законам физики вынул Курта из лодки. Лодка с приличной скоростью стала удаляться, а Курт остался висеть на шесте. Глубина в этом месте метра полтора, настоящая глубина чуть дальше начинается, но все равно купаться не хочется, поэтому Курт ухватился за шест поосновательнее и стал с тоской смотреть по сторонам. Стемнело довольно быстро. В этот момент появились на горизонте ходовые огни вышеописанной ЭсТешки. Немецкий умишко Курта вообразил, что плывут спасатели. Он не долго думая, достает фонарик, и начинает моргать светом. Я не силен в судоходстве, но по-моему судно, идущее вниз по течению должно оставлять буй или бакен, как его называют, моргающий белым светом справа по борту. Рулевой добросовестно берет чуть левее и судно так же добросовестно взгромождается на мель. Курт, думая что судно притормозило из-за него, начинает орать. В минуту опасности ВСЕ люди орут на родном языке, что и сделал Курт. В этот момент с борта судна стаей полетели маты капитана, почувствовавшего сильный удар судна. До Курта стало доходить, что он сделал что-то не то и его сейчас будут бить. Поэтому он наплевал на все, отцепился от шеста и бросился к берегу, добрался до дома, вылакал остатки шнапса и лег спать. Оставшиеся на судне пришли в себя, включили прожектор, осветили все вокруг и не обнаружили бакена. Сообщили диспетчеру. Тот выслушал историю про то, что белый бакен сначала моргал, потом стал орать по -не нашему, а потом вдруг прыгнул в воду и уплыл к берегу, и тут же вызвал ‘скорую’. В это время остальные два немца проснулись в зарослях камыша, куда лодку прибило течением, Курта не обнаружили и решив что он где-то поблизости, решили самостоятельно ловить рыбу. Снасти для ловли БОЛЬШОЙ РЫБЫ я описывал в прошлый раз. Немцы их тоже видели, знали для чего они, но не знали КАК. Поэтому они, следуя немецкой логике, для ТАКОЙ лески подобрали на берегу ТАКИЕ ЖЕ удилища (представили, да), в каждом из которых было как минимум по пол-куба дров и забросили снасти в воду. Назначение камер они понять не смогли и просто надели их на себя, вообразив что это спасательные средства. Вот в ТАКОМ виде и застал их на реке патруль рыбнадзора. А теперь представьте; крупная водная магистраль, посреди нее в лодке два хмурых типа, ни хрена не рубящих по-русски, увешанные фото и видеоаппаратурой и держащих в руках ТАКОЕ. А вы бы что подумали? В общем, когда все разъяснилось, пароходство, больница и остальные непосредственные участники в лежку лежали от хохота, к деду прилипла кличка ШТАНДАРТЕНФЮРЕР, Курт оплатил все расходы и штрафы, немцы получили обратно всю аппаратуру и завели много новых знакомств. Людьми они оказались с юмором, ко всему произошедшему тоже отнеслись с пониманием, в общем международного скандала не было, а Курт в задумчивости спрашивал, разрешат ли ему снять здесь фильм. Продолжение истории о немцах-рыболовах. Теперь я уж сам при этом присутствовал, проникся, так сказать...
Третья часть "марлезонского балета".
Улеглась вся шумиха, все успокоились, кроме немцев. Они ведь рыбу ловить приехали. Отошли они от стресса, пошушукались между собой, и постановили; фиг с ней, с БОЛЬШОЙ РЫБОЙ, половим хотя бы обычную. Дед не против. Предлагает половить щук. Все проголосовали ЗА. Надрючиваются снасти, смазываются катушки на спиннингах, готовятся сапоги-скороходы, в общем обычная суета. Один Курт грустит. Приехал-то он в этот раз БЕЗ снастей! Ну дед, добрая душа, достает из сарая кружки. Рыболовы поймут, а для не рыболовов поясню. Кружок - это круг из легкого твердого материала (чтобы плавал), выкрашенный с одной стороны ярким цветом, а с другой стороны в него вставлен небольшой шестик. Леска намотана на кружок и пропущена через шестик. К леске привязан крючок с наживкой. Когда рыба берет, она срывает леску с шестика и переворачивает кружок, одновременно сматывая леску с кружка. По плавающему перевернутому кружку (для этого красят) определяется поклевка. Ну так вот, рассказал дед Курту что с чем едят, и посоветовал для приманки наловить лягушек (щука на них хорошо берет). Ну взгромоздились на лодку и на острова. Двое немцев пошли вдоль берега со спиннингами, я забросил пару донок на судака, дед взялся кашеварить, ну а Курт взгромоздился на лодку и поплыл расставлять кружкИ к зарослям камыша, предварительно наловив хороших, отборных лягушек. Дед наловил на уху окуньков, ершей и прочей мелочи (хоть и мелочь, но уха вкусная!, заварил, меня позвал, выкушали с ним по соточке, лежим у костра, балдеем. Уха доспевает, водочка теплом по желудку растеклась, на песке у костра уютно, лепота одним словом. Слышим, немцы идут, переговариваются. Подходят довольные, один хорошего жереха вынул, второй пару тоже хороших щук, в общем довольны. Присели к нам, накатили по 100, мы тоже. Пошел у нас разговор, каждый по-своему трет, но как говорится рыбак рыбака... В общем, друг друга понимаем, ведем неспешную беседу. Уха готова, пора ужинать. Курта все нет. Наконец показывается. Злой как сто индейцев подходит к костру. Молчит. Наливает СЕБЕ (!), высасывает, не закусывая (!!!) и подсаживается к костру. Мы с дедом встревоженно смотрим друг на друга (ну рефлекс уже!, потом дед осторожно спрашивает Курта, что случилось. И тут!!! Курт вскакивает, с остервенением плюет себе под ноги и разражается речью. Что это была за речь!!! На двух языках, с пляской и жестикуляцией, с подпрыгиваниями и подвываниями, с пробежками вокруг костра и потрясанием кулаком в сторону камышей. Мы с дедом с восхищением заслушались, причем дед внимал открыв рот и с уважением покачивая головой в такт словам. Ну что это была за речь!!! По-моему, даже жерех и щуки на кукане, и те заслушались. Да, с момента нашей последней встречи Курт значительно опередил своего учителя, т.е. меня. Ему и в подметки теперь не годились сантехники, сапожники и слесари. Из его уст лилась МУЗЫКА!!! По-русски из этой речи мелькало лишь одно цензурное слово - ЛЯГУШКИ, а по-немецки вообще одни предлоги. Немцы тоже раскрыли рты и внимали боясь пошевелиться. Наконец Курт успокоился. Дед сразу налил ему еще 200, и сказал что такой музыки давно не слышал. Немцы уважительно кивали. Курт высосал шнапс, успокоился окончательно и позвав нас с собой, пошел к лодке, выписывая ногами кренделя. Заинтригованные, мы гуськом поплелись следом. Взгромоздились в лодку. Курт везет нас к камышам. Подплываем. Он не слова не говоря, берет в руки кружок, на крючок сажает лягушку и опускает кружок в воду. Вопросительно смотрим. Успокаивающий жест. Снова смотрим. Кружок покачивается на воде. Проходит минуты 3, около кружка всплывает насаженная на крючок лягушка и преспокойно взгромождается на кружок, напрочь забыв свою прямую обязанность. Курт шлепает по воде шестом, лягушка исчезает в воде. Спустя несколько минут все повторяется. Так как кружков у Курта было около полутора десятков, да еще расплылись они друг от друга, то получается, что все время Курт был занят "разгоном демонстрации". Учитывая немецкую терпеливость и расстояния между кружками..... Словом, было от чего прийти в ярость. Когда до ВСЕХ дошло, от хохота проснулись спавшие на деревьях вороны.

Пред.След.

Вернуться в Юмор

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0